ALog – Alex's Log
Обрывки мыслей, узелки на память, записки ни о чем.
Наблюдения, размышления и никаких истин в последней инстанции…
 

Тин… Тиней… Тинейджер!…

  (1) 
 Прочитал недавно о ком-то: "Он – тинейджер, 23-х лет от роду…", улыбнулся и задумался. Помню, сколько горячих статей и дискуссий было инициировано защитниками чистоты русского языка, когда слово "тинейджер" только начинало прокрадываться в обиходную речь. Будучи тоже не слишком ярым сторонником английских заимствований, постарался найти адекватную замену слову и не смог. Жизнь, со всем ее наполнением (если оно есть, конечно), не стоит на месте: возникли новые понятия и отношения, которых раньше просто не существовало и которым неоткуда было перекочевать в словари великого и могучего.
 Формально, с понятием "тинейджер" все просто: английское teenager (age – возраст, teen – окончание числительных наподобие -дцать в русском языке) означает юную особь, любого пола, от 13 до 19 лет включительно – именно эти числа оканчиваются в английском на -teen. И становится вдруг ясным, что в буквальном значении ни одно слово из русского языка здесь не подходит. Первое, что приходит на ум – подросток – критики не выдерживает: это что-то о растущем молодом организме и никак не отражает мятущихся душ, открытых ко всему новому и впитывающих все как губка. Девушка? Юноша? Молодой человек? – Смысл этих слов наполнился иронией и сильно изменился: так сейчас обращаются к людям любого возраста. Отрок?! – Ну это уже полный отстой, как те самые тинейджеры и сказали бы. Помнится, у Гоголя еще и парубки были… Вот и получается, что по-русски не удается точно назвать самую активную часть молодежи: от старшеклассников до младших студентов. И это при том, что возраст-то критический и крайне важный: период бурного и завершающего становления человека перед отчаливанием в самостоятельный жизненный поток.
 Каждый тинейджер уникален со своими собственными мечтами и заботами, и в то же время как общность они имеют столько сходных черт, что их впору выделить в самостоятельный класс. В стране появились, так сказать, партии, а о классах масс медиа что-то молчит. Неявно, но и неоспоримо признается, что в наличии имеется, как минимум, один класс: это непотопляемая и непобедимая бюрократия, класс чиновников. А дальше – темный лес… Впрочем, с классами всегда было не все так просто. Даже в "бронебойной" марксистско-ленинской теории, пытавшейся навести хоть какое-то подобие стройности, были проблемы, например, не знали, куда девать интеллигенцию. Класс – не класс, так, черт знает что… В идеологическом клинче, не найдя ничего более достойного, обозвали ее "прослойкой" (хорошо хоть не прокладкой!… хотя как современно это звучало бы). Вот она и прослаивала, как могла, рефлексируя и комплексуя, а они – "настоящие" классы – все ждали, когда же они там разбудят друг друга…