ALog – Alex's Log
Обрывки мыслей, узелки на память, записки ни о чем.
Наблюдения, размышления и никаких истин в последней инстанции…
 

Без ума от "Горя от ума"…

  (2) 
 Порою – пока не знаю, почему – так захочется перечитать что-то такое, куда лет сто не заглядывал… Вот и недавно – зачем перечить души прекрасным порывам? – взял и прочитал заново "Горе от ума" А.С.Грибоедова. Не пожалел потраченного времени ни в малейшей степени: прекрасный, успешно забытый русский язык, россыпи ушедших из обращения красивых слов и выражений. Интересно было бы узнать, это произведение сейчас "проходят" в школе? и если "да", то в каком классе: 3-ем? 7-ом? Как чисто личное мнение, в целом, конечно, оно написано на очень хорошем уровне, но удивляет какая-то его неровность: блистательные, искрометные диалоги и монологи вдруг перемежаются крайне средними и невыразительными провалами вплоть до поломанного размера стиха, не говоря уже о темпе. По-видимому, в эти моменты автор был по той или иной причине не совсем в ладах со своей музой. Что, впрочем, не удивительно для таких одаренных и разносторонне развитых натур: А.С.Грибоедов был и драматургом, и поэтом, и любителем-композитором, и дипломатом. На дипломатическом посту и погиб в 1829 году в Тегеране (опять Тегеран!), когда толпа религиозных фанатиков разгромила там русскую дипломатическую миссию. И было ему тогда всего около 37 лет (точная дата рождения неизвестна).
 Как прилежный ученик, выписал (да, copy & paste – а как вы догадались?) понравившиеся мне фразы, пережившие века – это просто фейерверк. А взглянешь повнимательнее, и охватывает оторопь от того, что все это где-то здесь, рядом, не подвластно времени. Впрочем, на то она и классика, что тут добавить? Перечитаешь "А судьи кто?" и ясно понимаешь, что применительно к России это не устареет никогда: меняются только декорации, а так все то же самое, но на новом витке общественной спирали… Так, как там Александр Сергеевич (Грибоедов!) писал-то? – Так вот же, неужели вам ничего из этого не знакомо? А ведь это 1824 год:
 

Минуй нас пуще всех печалей
И барский гнев, и барская любовь.

Счастливые часов не наблюдают.

Друг. Нельзя ли для прогулок
Подальше выбрать закоулок?

…Что значит видеть свет!
Где ж лучше? – Где нас нет.

Когда ж постранствуешь, воротишься домой,
И дым Отечества нам сладок и приятен!

Господствует еще смешенье языков:
Французского с нижегородским?

А впрочем, он дойдет до степеней известных,
Ведь нынче любят бессловесных.

Что за комиссия, Создатель,
Быть взрослой дочери отцом!

Петрушка, вечно ты с обновкой…

Сказал бы я, во-первых: не блажи,
Именьем, брат, не управляй оплошно,
А, главное, поди-тка послужи.

Служить бы рад, прислуживаться тошно.

Вот то-то, все вы гордецы!
Спросили бы, как делали отцы?

А? как по вашему? по нашему – смышлен.
Упал он больно, встал здорово.

Свежо предание, а верится с трудом…

Как станешь представлять к крестишку ли, к местечку,
Ну как не порадеть родному человечку!…

А судьи кто?…
Где, укажите нам, отечества отцы,
Которых мы должны принять за образцы?
Не эти ли, грабительством богаты?
Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,
Великолепные соорудя палаты,
Где разливаются в пирах и мотовстве…

Чины людьми даются,
А люди могут обмануться.

Ах! злые языки страшнее пистолета.

Воскреснем ли когда от чужевластья мод?

О! если б кто в людей проник:
Что хуже в них? душа или язык?

Ба! знакомые все лица!…